Отделение теории и истории мировой культуры в Гимназии №1514 (52)
 

Соловецкая летопись 16

5 Июл 2016

29 июня. …Прекрасно, ‒ Кемь уж близко, и наконец я сойду с этого поезда! Целые сутки вез он меня из Москвы навстречу Белому морю, Соловецким островам и Северу, ‒ и путь этот имел свой шарм и интересно было, отвлекшись от письма или вялотекущих размышлений, взглянуть в окошко, дабы пред взором пронеслись лесок, деревня, поле и т.д. Впоследствии немало изменился вид этот, ‒ расстлалось множество замшелых камней. Все лиственные деревья уступили низеньким сосенкам... Так-с, пора собираться,– и, кажется, я оставил где-то свою кепку... А, вот и она, ‒ мерси белокурой даме, занимающей койку снизу от меня... Поезд, встряхнувшись, остановился. И теперь нужно как-то протиснуться через узкий проход, надев на себя большой рюкзак и взяв несколько увесистых сумочек...

На станции меня с превеликой радостью встретили комары, и общение с ними происходило минут сорок, пока не подошел автобус, – досуг удалось даже скрасить творчеством. И нож мой обратился в не менее простую и бессмысленную палку, отдаленно напоминающую странноватый тотемчик...

...И вот я на пристани и смотрю на зеркальную, гладкую воду белого моря... У пристани раскачивалось несколько кораблей. Ветвистые антенны которых образовали замысловатый строго прямоугольный узорчик... стоит рядом скромная деревянная церковь... Скучновато как-то. Загадочно. Два корабля спустя, Зашли мы на «Святителя», ‒ и, обращая взор вдаль, вижу скромный домик из фильма «Остров» и делаю несколько фото... Ох, наконец-то «Святитель» тронулся, ‒ вперед же, к сердцу белого моря! И расходятся от мотора пенистые волны, спирально накатываясь одна на другую. И мелькают темно-зеленые островки, обрамленные сыроватыми камнями. Едва волнуется серебристо-лазурная морская гладь в сизоватом небе, озаренном алыми отсветами заходящего солнца... Прозрачные, чуть рваные облачка... и удаляются пристани, эти несколько неуместные здесь признаки цивилизации. И чуть поодаль сереет некрупное судно... и, продуваемый прохладным бризом, стою я на палубе и пребываю в относительном восхищении, любуясь панорамами местной природы, холодной и невозмутимой на первый взгляд. И долго бы, не менее часа, мог я еще восхищаться, если бы не... спустился в теплый-теплый трюм. Поддавшись прискорбной слабости, и, возлегши на мягенькое полотенце, провалился в тяжелый сон... Увы, пропустил я прекраснейшие виды и удивительнейшие метаморфозы сего пейзажа, ‒ согласно живописному рассказу одной особы, что имела счастье, или же, что скорее всего, достаточно терпения, чтобы выдержать эти ветры Коцита...

...Недовольно бурча и проклиная весь свет, я вернулся в реальность и поднялся на палубу. Раскинулся перед нами вид какого-то селения, расположившегося в зеркальной бухте Благополучия. А вдали высились конические крыши монастырские, ‒ ожидал я, признаться, большего. И такое обилие неприметных лачужек рядом с одним из величайших памятников древности раздражало и без того раздраженные мои очи... И совершили мы утомительнейший путь под сводами белого ночного неба. И... раза два возникали среди этих домишек белые церквушки, ‒ поистине нелепое зрелище (но может быть приятен взору самоцвет, что не очищен от множества примесей)... И раз за разом трепетало сердце мое в ожидании при виде двухэтажного дома, и рассчитывал я сбросить свою ношу с усталых плеч... но нас вели нещадно все дальше и дальше.  Пришли мы наконец к бурому деревянному дому и вскоре расположились в своих номерах, ‒ и пред взором мысленно стояли еще грозные, замшелые, нескладные, но все же стройные стены монастыря крепости. И мощные громады башен, и главы высокого белого собора, укрытого строительными лесами... и поистине восхитителен суровый облик этого северного титана...

Летописец Артем Косович

 

30 июня. Я написал летопись. Ночью 30 июня мы легли спать. После этого мы поговорили об истоках этой практики и посмотрели прикольный фильм Владимира Владиславовича, тогда же меня назначили писать летопись на завтра, а Илье на сегодня. Еще позже, вечером, была очень спокойная прогулка к лабиринтам, нам дали много свободного времени погулять по пляжу. Уже ближе к пяти часам мы пошли домой и долго варили борщ, не все, но я дежурный. И под конец дня, после хорошего завтрака, мы купались в озере.

Летописец Алим Латыпов

1 июля. Пыльная дорога в лесу поутру, след шины в глубокой колее.

Этот остров боится меня, я видел его истинное лицо: проселки – продолжение придорожных канав, а канавы заполнены комарами. И когда ноги будут окончательно забиты, вся эта орава кинется в озеро. Когда ледяная вода, полная ила, вспенится им до пояса, все они посмотрят наверх и возопят: «Ой-ой-ой, как холодно!», а я прошепчу: «Нет…».

Теперь мы стоим на краю, глядя вниз в темную воду, все эти либералы, интеллектуалы, сладкоголосые болтуны, и отчего-то вдруг никто не знает, что сказать. Передо мной эта древняя дамба, вода в арках вопит как скотобойня, полная умственно отсталых морских звезд, а ветер пахнет морем и нечистой совестью.

Этим вечером на Соловках опять жарко и душно. И кто-то знает, почему. Кто-то знает.

Летописец Илья Эрнстон

2 июня. В некотором царстве, в огромном государстве1 был, есть и будет всегда архипелаг с чудесным названием Соловецкий.2

И вот однажды3 проснулась группа потенциальных археологов. Они насытили свою плоть вкусной и полезной кашей с вишней, приготовленной по особому старинному рецепту, и двинулись в сторону Соловецкого монастыря на полезные работы. А дорогой наблюдали они прекрасные местные пейзажи.

О самой природе Соловков можно говорить вечно.

…Несколько островов окружены Белым морем. На каждом есть простирающиеся леса, едва заметные мокрые болота и хаотично расположенные чистые озёра. Над всей этой красотой днём голубеет, а ночью розовеет небо. Облака рисуют разнообразные фигуры, которые складываются в фантастические образы. Вообще Соловки по природе своей есть место необычное. Эти места имеют богатую историю, к которой можно прикоснуться, или даже в неё можно погрузиться…

И выдали новоиспеченным археологам необходимое для работы оборудование: лопатки, лопаты и носилки. Да принялись они искать следы домашней утвари живших в келье  монахов, особые знаки на кирпичах и вообще хоть что-нибудь интересное. В конце концов, нашлись черепки глиняной посуды, советская монета, железные гвозди и деревянная доска.

Миновало 2 часа. Археологи дружно пошли на обед4. На послеобеденное время была назначена экскурсия в музей истории первобытных Соловков. Александр Яковлевич повествовал про вклады некоторых людей в общее знание о жизни на этих островах, про местную археологию и про лодочки5.

И двинулись наши раскопщики домой. И начали дежурные готовить. А готовить весело было, ведь для начала нужно было пробить засор, что в раковине находился. И открыл в себе человек6 талант сантехника, и устранил засор. Сделали тогда дежурные ужин7. Да отужинали вкусно археологи в тот вечер. А что дальше было – сами додумывайте.

Летописи есть конец, кто дослушал – молодец!

Комментарии.

1. «В некотором царстве, в огромном государстве», – имеется в виду Российская Федерация.

2. Прим. автора: «Какое хорошее начало! Надо продолжать в том же духе!»

3. «и вот однажды», – 2 июля 2016г.

4. «Обед», – состоял из очень вкусного грибного супа, макарошек с сыром  или тушенкой и салата «Цезарь».

5. «О лодочках»,  – берестяной, долбленой и кожаной.

6. «Человек»,  – Анна Павловна.

7. «Ужин», – макароны (см. комм. 4), фруктовый салат с папайей «Прекрасный».

Летописец Мария Платонова

3 июня.

Сегодня. Третьего июля на улице Песчаная, в доме 19 день начался поздно. После завтрака и времени отведенного на подготовку, в «верхнем» лектории состоялось событие, анонсированное главой экспедиции и уполномоченным по делам учебным – Владимиром Владиславовичем Глебкиным – еще в первые дни приезда на остров.

В 13:00 – лекция о быте средневекового монастыря, а в 14:00 – о  Филиппе Колычеве.

Каждый урок оценили и прокомментировали члены комиссии.

После обеда нам удалось побеседовать с некоторыми из участников и организаторов мероприятия.

Как Вы оцениваете свою лекцию?

– Я понял в очередной раз, что я не умею рассказывать нормально истории полные, а могу только излагать краткие факты. А когда начинается storytelling перед большой группой, больше трех человек, у меня начинается такая растерянность. Я очень много всего прочитал, а рассказать нифига не смог нормально.

Что вы можете сказать по поводу работы другой группы?

– Хорошо. Урок был не так насыщен как наш, но тоже хорошо.

Как Вам сегодняшние лекции?

– Ну, допустим, работа по мне, вполне информативненько, и не думаю, что на следующем уроке будет как-то сильно лучше, ну, собственно вот и все.

Что Вам особенно понравилось?

– Было классное задание с написанием письма. Да и вообще было здорово.

Почему Вы не вели конспект?

– Конспект. Хммм... Думал, что запомню. Да и кто там вообще вел конспект?! Записал чуть-чуть дат по Филиппу.

По окончанию первой части образовательной программы, вторая её часть была перенесена на пятое июля. По предварительным данным она состоится в том же лектории, в 18:00 по местному времени.

Летописец Валерия Бредихина

P.S.

На самом деле летом очень трудно следить за числами и днями недели. А тут еще это Белое море с его белыми ночами всё усложняет. Всё идет мерно и плавно, нескончаемой чередой событий. Есть время подумать, осмыслить, почитать стихи, попеть песни, позаниматься биологией, поиграть в UNO, поговорить. Подышать.

А вокруг — красоты и просторы. Знаете, когда я вижу какие-то такие просторы, у меня появляются какие-то такие стремления. Какие-то не точные, но по масштабам соизмеримые с просторами.

Всем спокойно и всем все нравится. И они не устают это повторять. У кого-то даже есть силы бегать по утрам.

А в голове все появляются мысли, иногда даже не успеваешь их ловить. Думаю, так у многих. Ведь поводы для размышлений здесь встречают нас на каждом шагу.

 

 

Возврат к списку

ОТИМК, 2005—2009
otimk52@gmail.com