Отделение теории и истории мировой культуры в Гимназии №1514 (52)
 

Ферапонтовская летопись 2014. Окончание

1 Авг 2014

28 июля

Дневник москвича.

8.00 просыпаюсь. Умываюсь. Спускаюсь на зарядку, мы рубим дерево.
8.30 Завтрак. Впервые съела чечил, который все вокруг называли сырной колбасой. Притащила колонки с подоконника, чтобы погромче послушать две последних песни TheBeatles.
9.00Приехал автобус. Сели «тютелька в тютельку». Едем. Едем. Продолжаем ехать. Приехали.
9.50 Идем по дороге. Камни на уровне стоп. Трава на уровне колен. Боль на уровне шеи. Пришли.
10.00 Слушаем гончара-мудреца. Особенно понравились выражения: «растаивает», «мокрушка», «заравнивать», «похабный горшок», «как только мальчишка понимает смысл подзатыльника, его отправляют центровать глину», «излишние чадолюбие», «любить детей надо по-сибирски», «отощители», «цикля», «спабница» и «подойник».
11.30 Закончилось подобие монолога. Идем обратно. ПА пришло в голову, что, возможно, у нашего гончара появилось маленькое чадо, т.к. раньше темы воспитания детей и роли женщины в обществе им не затрагивались.
12.50 Мы вернулись домой. За эти 12 дней это место сталонам домом. Купались. Купалась. Вышли.
13.00 Кто-то заполняет бланки для голосования. Кто-то по-прежнему купается.
14.00 Обед. Кушаем. Кушаю. У нас морс. Немного огорчает этот факт.решила примириться. Не успела.
15.07 Едем с ПА в машине. Ветер дует, солнышко блестит, музыка журчит.
16.30 Прошли экскурс с сюрпризом. Это оказалось пластмассой в дереве в камне. Началась экскурсия с Мариной Сергеевной. ПА и я нашли семь гвоздей. Экскурсия все равно была интересной. Мою футболку с «адидас» сравнили с кораблем. Называли Дашей, Катей. Было бы интересней, если бы назвали Кириллом.
18.10 Леша Из. Обозвал найденные мною и ПА гвозди археологическим мусором. Приняла как данность. Это же Леша.
19.00 Ужин. Кушаем. Кушаю. У нас чай. Очень рада.
19.20 Диана Фр. Вспомнила, что ЮА ведет у нас математику. Огорчению и досаде не было придела.
19.40 Не узнала голос Дианы Чви. Подумала на взрослую тетеньку.
19.50 Алина Ул. Заманивает всех в импровизированную комнату для допросов. Филолог-маньяк в действии. Макс Шу вертит телефон по столу и стучит им. Психолог-ударник в действии. Алину Ул. (Ульянову) обнимает Эндже Ла. Енот-полоскун в действии. ПА настроил вентилятор и лег на кровать. ПА в бездействии. Люди активно голосуют. Демократия в действии.
20.20 Общее собрание. Общие впечатления. Все общее. Вся жизнь общая. Диане идет хвост. Оле идет ее портрет. «Закройте» -- закрывают.Эндженедовольна отзывом о ее работе в тетради ЮА. Завтра концерт и слайдшоу. Думаю, все ждут. Миша не доволен. Остальные в норме. Все хорошо. Все хорошо. Все хо-ро-шо.

Летописец Овчинникова Алёна

Началось утро с конца. И типоLetitbeиграет и как бы понедельник. Как бы делать ничего и не хочется, а за дни надо успеть сделать все то, что делалось в прошлом году. Фотография кати, фокусы Димитрия, и я проецирую воспоминания. Мы не спустились вниз. В последний раз мы не спустились вниз. Все по-другому. На секунду, пока по дороге идется, думаешь о том, что и не произошло ничего за год, но тут понимаешь, что кеды другие. Поэтому я и не поехала к Сергею Гезовичу. Лет через 10. Если мы оба будем живы. Я приеду, а он лепит горшки.
У девятиклассников нет воспоминаний. А потом они будут приезжать . 70 человек в Ферапонтово. А мы нет Сменилось.
День целый. У нас. Весь день в монастыре. Все желтое. А мы не должны быть желтыми. Нельзя быть желтым.
Я делаю бумажных людей. Бумажная Оля смотрит на меня, а масляные люди висят на вратах в рай.
Тут ничего не изменилось. Изменились мы.

Летописец Таня Коваль


29 июля

Сегодня я наконец пишу летопись – долго не могла я отважиться это сделать. Но вера я поняла, что всё – это последняя возможность, медлить больше нельзя.

Думаю, что не могу не процитировать Дашу с Мариам, так что «утро начиналось с угроз». Но, как ни странно, сегодняя мне удалось им противостоять и , взбунтовавшись в первый раз, на зарядку я не вышла.

Главным событием утра, конечно же, был День рождения Юлии Анатольевны – бесконечные объятия, поздравления. Преподнесена была открытка, сделанная стараниями выпускников, с невероятно точными портретами всех участников практики. Но, несмотря на праздничную атмосферу, дежурства в музее никто не отменял. И часть бодрых «девяток» выдвинулась в долгий путь до монастыря. А другая, в число которой вхожу и я, наивно думала, что им предстоит 3 часа блаженного безделья. Но естественно мы ошибались – у Петра Алексеевича был подготовлен очередной сюрприз для истинных культурологов. На этот раз мы пришли в книжный фонд музея и там получили возможность изучить старинные книги, прикоснуться к истории четырёхсотлетней давности в прямом и переносном смысле. Было невероятно осознавать, что ты имеешь возможность полистать книги 16 века! Когда мы добрались до дома, у нас всё-таки остался целый час на отдых.

Обед был бесподобен! Особенно мне понравился борщ, приготовленный под руководством Тамары, и, конечно же, традиционные арбузы в честь Дня рождения Юлии Анатольевны.

После обеда уже был наш черед отправляться на дежурство. Из-за неудачи нашихколег в первой половине дня расчитывать, что историкам удастся провести хоть одну экскурсию, не приходилось. Но, несмотря а это, наше дежурство было довольно примечательно. Об этом позботилась матушка-природа. Постепенно над монастырём начали сгущаться тучи, их скорость была поразительна, зловеще сверкнули первые молнии. Через некоторое время на территории монастыря начала вздыматься пыль, мы вынуждены были укрыться в церкви Преподобного Мартиниана. Из окна мы могли видеть, как облака пыли переваливают через монастырскую стену и идут гулять по деревне. Пошёл дождь. Порой мы отваживались открыть дверь храма и предстать перед этой устрашающей, но несомненно впечатляющей картиной. Озеро походило на море – на его обычно спокойной глади появились барашки. Через минут сорок всё стихло и о взбушевавшейся стихии напоминали только то тут, то там разбросанные таблички и указатели.

В то время, как мы были вынуждены сидеть в убежище, я решила не терять времени и завела новое знакомство. Думаю, что многие из нас замечали девушек в церкви Мартиниана и перед собором, которые копировали фрески Дионисия. С одной из них мне удалось разговориться. Она учится в Петербурге на художника по фрескам, а здесь проходит её летняя практика. Конечно же мы в ответ рассказали ей про нашу гимназию и практику, и про то, как тяжело живется культурологу. Девушка была под впечатлением.

К шести часам мы вернулись домой. Там нас ожидал сюрприз от десятиклассников – презентация их проектов. Оказывается, пока мы водили экскурсии, «десятки» не просто «балду гоняли», а тоже занимались делом. Мне очень понравился проект Максима, Оли и Тани – их буклет был очень хорошо продуман. Думаю, если музей возьмет эту идею, туристам станет намного приятнее гулять по Ферапонтово. Все проекты были очень интересными, и я очень надеюсь, что в следующем году мы сможем достойно продолжить работу над улучшением музея.

Вот и пора заканчивать, весь дом переполнен звуками музыки – отимковцы судорожно заканчивают последние приготовления к концерту. Пойду и я. Впереди самое интересное.

Летописец Оля Макоед

Вчера подумал, трудно будет писать о дне, за который, возможно, даже из дома не выйду. Всё будет одна абстрактная муть. Но получится не совсем так. И я ещё ни разу не писал такой летописи. Начнём.

Минут пятнадцатьпытался выяснить, последняя летопись или нет. Не последняя. Но в Лукинском последняя. В Ферапонтово последняя.

Теперь начнём.

Никто уже не помнит, что было утром. Проспал дежурство. Точнее не проспал, просто забыл про него. Ну, а потом. Да неважно, что было потом. Дом впервые не опустел с уходом девятых. За работу. Не спят. Не купаются. Не сидят. Занялись делом.

Небо становилось темнее.Зала приобрела оттенки мерзкого искусственного желтого света. Поднялся ветер. Не просто. Шквальный, ураганный. Шторм на озере. На озере шторм.

Волны. Белая пена. Дикие волны. Темно-синий переходит в черный. Ветер еще сильней. Дождь. Ураган. Серый смешивается с зеленым. Лодки пляшут танец смерти. Такого тут еще не было. Тебя сносит. Уносит. Заносит.Это антипод ежедневным закатам. Так это и должно было закончиться. Стихийная эйфория сменяет закатную тоску. Но и эта тоска прекрасна, это светлая пушкинская печаль. Эти закаты. Каждый день разные. Тоскливые. Грустные. С чертами лиц. А у урагана нет чужих лиц, у него свое. Он – стихия. Он – жизнь. Он – пресловутоеcarpediem. Такого тут еще не было. Я думал, что напишу про закаты, потому что они уже стоят, чтобы приехать сюда. Закат и озеро. Озеро и закат.

Проект? Сдан. Фанфары. Озеро спокойно. Закат? Вернулся. Буря? Ушла. Закат с чертами лица.

Последний вечер. Последние танцы. Заключительный концерт. Хорош. Однороден. Даже очень хорош. “Конь унес любимого в далекую страну. Улетела птица радости в далекую страну”. Таких песен как сегодня Лукинское, а, может, и Ферапонтово еще не слышало. Не было и десяти минут на летопись. На озере гладь-гладь. Башни монастыря уводят ввысь-ввысь. Мы уходим в даль-даль. Закат отдает томной тоской и псевдоромантикой. А, может, и истинной. Это прекрасный деревянный дом. И пятикилометровый путь. Завтра будет последний путь. Начинается пследние сидение за длинным столом. Пора кончать. Слишком скоро писал. И слишком много людей. Это славно, что в этой зале много людей. Это славно, что мы тут оказываемся. Немного ярких брызгов в пространные, томные, расплывчатые, пастельные тона Кирилловского края. Ушел закат с чертами лица. Или лиц. Это был последний закат.

Продолжай! Начинай!Конец.

С Днем Рождения, Юлия Анатольевна!

Летописец Алёша Изосимов

30 июля 
Имела честь начать. Имею честь закончить.
Встретили рассвет. Уснули.
Утро. Чемоданное настроение. «Где моя майка?», «Ты не видела мой телефон?», «Кажется ты сидишь на моём спальнике». Повсюду. Всё утро. Проснулись, называется.
«Друзья, выходите на улицу!» Наконец-то!
Дорога. Разговоры. Чьи-то. Вроде как со мной. Слышу, но не слушаю. Простите.
Пришли. Марина Сергеевна. Дипломы, улетающие листы, новое прочтение уже успевших стать родными фамилий.
Прощание. Мариам с Дашей отбывают на Соловки. Любовь.
Обратная дорога. It’s such a perfect day,So glad I spent it with you.
Разговор о музыке. Точнее монолог. Жанры, исполнители.
Пришли. Манчкин с ПА.
Отбываем. Пока, озеро. Пока, мостки. Пока, беседка. Тамара, до свидания.
Поём, играем, фальшивим вместе. Приехали.
This is the end, Beautiful friend.Но с продолжением. Конец с продолжением. Такое возможно?
P.S. Аня, с Днём рождения! (17)

Летописец   Диана Салахеддин

Наступил день, когда наконец понимаешь, что пора уезжать. Понимаешь, что этот отрезок времени, который ты провёл в совершенно иной системе координат, закончился. И сразу представляешь, как тошно будет в московской суете, однообразности и быстротечности. И целый день прощаешься с тем, что видишь, надеясь увидеть всё таким же, будто нетронутым, через год.
Но в этом году уже не так страшно покидать это место. Побывав здесь второй раз, понимаешь, что второй раз не хуже первого, а значит и каждый следующий не будет хуже предыдущего.
Первая минута последнего дня пришлась на свечку, после которой начались танцы. Это был действительно достойный конец Ферапонтово. Всё закончилось не печальными воспоминаниями, а последним ярким моментом.
Утро началось с поздравлений, за каждое из которых хочется сказать огромное спасибо. То, что вы мне сказали, я надолго запомню.
Затем прощание с замечательнымиСтасей и Юлией Арсеновной. Последняя дорога к монастырю. Прощание с монастырём, Юлией Анатольевной и Дашей с Мариам и слишком быстро пройденная дорога назад.
Манчкин, пара часов на пирсе, поиск потерянных вещей и вот уже автобус. Почему настолько быстро?
Зато дорога в Вологду стала не прощальной и не печальной, а какой-то нереальной благодаря Мише Крашенинникову, Кате Захаровой и Диане Салахеддин.
Вокзал.
Я не хочу в Москву.
Летописец Аня Антипова

 

Возврат к списку

ОТИМК, 2005—2009
otimk52@gmail.com